рабочее

Дежавю

Попалась мне тут обувная коробка одной известной фирмы. Смотрю на оформление и терзают меня смутные сомнения, что где-то я это уже видела

Потом вспоминаю

Collapse )
на злобу дня

Диалог

- А можно у вас может быть вот такую-то книгу А., выходившую в 2004 году.
- Нет.
- Но у вас же магазин!
- У нас не магазин, да и в магазине вряд ли можно купить книгу, вышедшую 15 лет назад. Ищите у букинистов.
- Но она могла выйти еще у кого-то!
- Могла.
- А как же я это узнаю?
- Ну... посмотрите в Ленинке.
- О, это идея! Но у них же только бумажный каталог.
- Нет, у них уже давно есть электронный.
- Спасибо! Вы мне очень помогли...

Голос был довольно молодой...
рабочее

Кнгиги издательства "Речь" в интернет-магазине

Если вдруг кто-то не ходит на нашу страничку Вконтакте ;) и пропустил вот это объявление


Ура! Первые ласточки уже появились в wildberries!

Смотрите и заказывайте: https://www.wildberries.ru/brands/izdatelstvo-rech

И это только начало, ассортимент будет пополняться. А скоро наши книги появятся и в других книжных магазинах.

Книги по-прежнему можно заказывать у нас, написав по адресу n.sokolova@rech-deti.ru
О том, как сделать заказ, мы подробно пишем тут:  При заказе от 3000 рублей — доставка бесплатная.
Эти и другие книги также доступны для совместных закупок и для юридических лиц, адрес для корреспонденции — тот же.

на злобу дня

Вирусное

Удивили меня сегодня несколько спикеров, чье мнение я уважаю (ну или хотя бы прислушиваюсь):
1) "не надо было эвакуироваться из Китая, там хорошая медицина"
Она хорошая, пока там нет 20 тысяч инфицированных и 80 тысяч на карантине, причем больных нельзя увезти в другие места. Эти 100 тысяч надо кормить, мыть, стирать белье, не говоря о лечении. 100 тысяч человек - сдохнет любая медицина. Можно умиляться китайским медикам, спящим на рабочем месте, но понятно, что от усталости они легкая добыча для вируса, про проф.пригодность - умолчу.

Collapse )

рабочее

"Пьесы" Островского


Идея этой книги появилась после "Пьес" Чехова. Изначально такая серия не планировалась, но, как нам кажется сама идея - театр в книге - получилась удачной и было решено делать сборник пьес Островского. Почему именно Островский - понятно. Ну, а выбор театра был безальтернативен: именно Государственный Академический Малый Театр практически официально именуют Домом Островского.

С одной стороны нам казалось, что делать Островского будет легче, чем Чехова: большой выбор пьес, все они множество раз ставились на сцене Малого, театр находится в одном и том же здании, архивы сохранены, большинство пьес даже специально писалось для этой сцены. Но сразу стал вопрос, а какие пьесы брать. Всего Островский написал 48 пьес, мы же в сборник могли взять не более пяти. Понятно, что наличие "Грозы" или "Бесприданницы" не обсуждалось, также надо было брать "Лес" (к этой пьесе театры всегда питают большую слабость :). А какие две оставшиеся? Просматривали количество постановок, художников, материалы в наличии. И к тому же хотелось показать другого Островского, не только автора серьезных социальных драм. Поэтому к трем пьесам добавили две относительно малоизвестные: святочную историю "Бедность не порок" и водевильную "Правда - хорошо, а счастье лучше".

А вот с подбором материала вышли сложности. Если в Чехове мы во многом работали от наличия материала, то здесь были предприняты долгие поиски и сборы по конкретным постановкам. Удивительно, но ту же "Грозу" не так часто ставили в Доме Островского. Да, пьес писателя в репертуаре Малого много, он есть всегда, но ведь 48 пьес!  Самое сложное оказалось найти материалы к самым ранним постановкам и к самым поздним. :(

Collapse )

книжечки

"Не продается вдохновенье": Пушкин как первый профессиональный писатель (ч.2)

Часть первая




По российским законам наследники получали авторские права на двадцать пять лет после смерти автора. Таким образом, срок авторского права для наследников Пушкина истекал в 1862 году.

Еще за пять лет до этого, в ноябре 1856 года, вдова Пушкина, Наталья Николаевна, теперь уже супруга генерал-лейтенанта Ланского, обратилась к министру народного просвещения Норову с официальным прошением — сделать для детей Пушкина изъятие из закона, продлив им срок пользования авторским правом отца пожизненно. Просьба мотивировалась тем, что "поэт... при жизни своей не был в состоянии нажить достаток".

Ходатайство это, казалось бы, должны были поддержать все друзья и почитатели Пушкина. Кто не знал о материальных лишениях, которые терпел поэт, и о его желании обеспечить семью?! Между тем именно те, кто чтил память Пушкина, отнеслись к этому прошению крайне сдержанно, правительство же проявило к нему завидную благосклонность.

Современники обращали внимание на то, что к этому времени семья Пушкина была уже весьма далека от нужды. Ей выплачивалась пенсия, доходы от первого посмертного издания сочинений поэта дали наследникам около двухсот пятидесяти тысяч рублей, столько же выручили они и от издания Анненкова. Сыновья Пушкина служили офицерами, то есть находились на полном обеспечении, а дочь Наталья Александровна уже стала женой молодого Дубельта, и сын одного из палачей Пушкина вовсю кутил на деньги поэта...

Но не это, конечно, тревожило в первую очередь. Из-за необходимости платить наследникам большие деньги издатели были принуждены продавать книги Пушкина по очень дорогой цене, доступной лишь самым богатым покупателям. Даже пять тысяч экземпляров первого посмертного издания не могли полностью разойтись на протяжении нескольких лет. Их не раз удешевляли, но не до такой степени, чтобы они стали доступны широкому читателю. И удешевленные, они продолжали годами пылиться на полках книжных лавок.

Collapse )
рабочее

"Не продается вдохновенье": Пушкин как первый профессиональный писатель (ч.1)

Пушкин действительно "наше всё". Причем, как оказалось не только в сфере культуры, но и истории права: оказалось, что именно Александр Сергеевич, пусть и косвенно, дал толчок появлению законодательства в сфере авторского права в России. А его влияние на принятие изменений в этой области было даже посмертным.

Но по порядку. Мне тут попалась любопытная книга Аркадия Иосифовича Ваксберга "Не продается вдохновенье..." (М., 1990). Это сборник небольших очерков, объединенных темой "писатель и право". Не всегда это авторское право, не всегда цензура и политика, иногда чисто уголовное, или хозяйственные споры - Пушкин, Беранже, Чехов, Золя, Сухово-Кобылин, Жюль Верн и многие другие. В основе книги очерки, публиковавшиеся в журнале "Знание - сила" в 60-е гг.
Издавалась книга единожды, но ее можно найти в библиотеках.

Вот, одна история из этой книги - как вообще возникло авторское право в России, сколько платили писателям, были ли наследники у Лермонтова, как пытались обойти законы, как вдова Пушкина добилась увеличенения срока действия авторского права.

Collapse )

личное

Гейнсборо в ГМИИ

Неожиданно очень понравился Гейнсборо. Неожиданно потому, что я не люблю 18 век в целом, и живопись этого времени в частности. Пейзажи ожидаемо впечатление не произвели, а вот портреты Гейнсборо шикарны.
Смотришь на них и понимаешь, что весь этот аристократический блеск близок к финалу: уже на горизонте Французская революция и война с колониями. И в 19 веке мир будет совсем другой.
И грустно, если вчитаться в даты жизни: прекрасная миссис Элизабет Муди никогда не увидит своих сыновей такими, как они нарисованы на портрете вместе с ней, ибо умрет в 26 лет (видимо после вторых родов), будучи замужем всего три года. А Самуэль Линли так и останется навсегда 18-летним юношей с нежным румянцем, поскольку никогда не станет старше. И только импозантный красавец в красном кафтане Томас Хибберт доживет до 1819 года, увидев и образование США, и революцию, и Наполеона, и битву при Ватерлоо. И то, как мир станет совсем иным...
личное

Эдуард Успенский. Наше детство

В продолжение выставки Диодорова, в том же самом здании Литературного музея на Зубовском бульваре, проходит еще одна детско-книжная (или околокнижная) выставка: выставка Эдуарда Успенского. Она по-меньше, менее солидная, менее правильная, но более веселая. Причем в названии, как мне кажется, очень правильно уточнили - НАШЕ детство

Collapse )

личное

Как рождается сказка: книжные миры Борисы Диодорова

В Литературном музее (в их новом корпусе, который прямо напротив Музея истории Москвы) сейчас проходит две любопытные выставки, которые наверняка заинтересуют всех интересующихся детскими книгами.

Первая выставка приурочена к 85-летию художника Бориса Диодорова, вторая (о ней завтра) Эдуарду Успенскому.

Выставка Диодорова такая ... солидная, правильная (особенно в сравнении с выставкой Успенского). Часть (небольшая) - личная (фото, дипломы, личные вещи), отдельный зал посвящен недавно скончавшейся супруге Бориса Аркадьевича поэтессе, актрисе Карине Филипповой-Диодоровой, но основная часть эскпозиции - творчество. Тут все дано в хронологическом порядке.



Автопортрет.

Любопытно, что художник родился сосем рядом (Зубовский бульвар, 8 - сейчас этого дома нет) со зданием музея, где сейчас проходмит выставка (Зубовский бульвар, 15)

Collapse )